Покупайте билеты на съемку эротического фильма!

С помещениями для съемок «Петербургских забав» особых проблем не было. Во-первых, мы снимали обычную эротику, во-вторых, отлично срабатывали предложения о бартере: вы — нам помещение, мы — вам рекламу. Только раньше рекламу делали на телевидении, а теперь на видеокассетах. Так на обратной стороне обложки кассеты и в конечных титрах фильма появлялась реклама организаций, предоставивших нам помещения.

Также было и с фильмом «В лабиринте любви», пока снималась эротическая версия фильма. В этом фильме по бартеру мы получили не только помещения для съемок, но и все нижнее белье для наших актрис. Помещения же для HARD сцен нам предоставил сам продюсер.
Проблемы наши начались с поиска помещений под фильм «Секс по-русски». Сначала, по наивности, пытались договариваться с организациями, не скрывая жанра, в котором работаем. Заканчивалось это тем, что нас посылали «далеко-далеко» с разной степенью любезности.
После нескольких неудачных попыток, решили сменить тактику и говорить, что снимаем эротическую комедию «Деревенские анекдоты». Договариваться стало гораздо легче.
Заниматься таким лукавством мне самому было неудобно, поэтому, эту «почетную миссию» взял на себя директор картины. С хозяевами сразу оговаривали условие, что во время работы на съемочной площадке посторонних быть не должно, актеры, мол, плохо играют. А дальше при закрытых дверях и заклеенных окнах снимали все что надо.
Ни о каком бартере в данном случае речь идти не могла, кому, простите, нужна такая реклама! В этих случаях за помещения расплачивались деньгами в разумных пределах. Да и зрителю знать, где это снималось, совсем нет нужды, главное, чтоб обстановка была подходящая.
А вот во время съемок «Сексуального Петербурга» обстановка несколько изменилась. Меня уже многие знали, и «бабушкины сказки» о том, что мы собираемся снимать «Красную шапочку» или «Три поросенка» уже не всегда проходили. Одни, как всегда, посылали, не стану уточнять как далеко, а другие говорили:
— Приходите, снимайте на здоровье! Я давно мечтал хоть одним глазком увидеть, как «такое» снимается!
Так что, платой за аренду становилось разрешение присутствовать на съемках самого хозяина помещений. Но так как у меня с первого дня было заведено, что на съемочной площадке не должно быть ни одного постороннего, то «гостю» приходилось наблюдать за всем из укрытия, либо довольствоваться местом у монитора, рядом с режиссером.
Длина кабеля от камеры до монитора 10 метров. Я сам часто сидел где-нибудь за углом или даже за дверью в другой комнате, чтобы не мешать оператору. Главное, чтобы актерам был слышен мой голос. Так что «гость» не был виден актерам и не мог смутить их своим присутствием.
Иногда поступали самые неожиданные предложения:
— А можно тихонько посидеть у вас на съемках за 100 долларов?
Я, естественно, отказывал!
— Ну и зря! — подумал кто-нибудь из читателей, — а еще плачутся, что денег на съемки не хватает!
Да, именно по этой причине, мы и не допускаем на съемочную площадку посторонних! Присутствие хоть одного постороннего резко снижает качество игры актеров, замедляя, тем самым, весь съемочный процесс. Съемка может растянуться на три-четыре лишних часа, а эти расходы обойдутся нам в сумму куда большую чем 100 долларов.
А за $ 500, я думаю, у любого такое желание пропадет. За такие деньги можно три-четыре раза посетить какое-нибудь «культурное заведение», и там не только посмотреть, как «это» делают другие, но и самому в «этом» принять участие!
Бывало, что, то или иное помещение сдавали нам только на ночь, скажем с 22 до 9 утра — т.е. когда нет посетителей. Под утро, как обычно, начиналась лихорадка. Через два часа люди придут, а нам еще осталось снять несколько «откровенных» сцен. Не знаю, как на экране смотрится замедленная съемка сексуальных сцен, а вот ускоренный процесс съемки этих сцен — тяжелый случай! Вы когда-нибудь занимались любовью так, чтобы кто-то третий стоял у кровати и, глядя на секундомер, все время вас подгонял:
— Ну, давай-давай, быстрей, у вас осталось пять минут… четыре…нет уже три! Ну двигайся же быстрее, что за выражение лица, где страсть, где чувства… Одна минута! Вы же не успеете кончить! Сейчас же люди придут! Потом будет поздно! Тридцать секунд, двадцать. Ну я же просил живее! Еще живее! Лицо! Лицо! Где лицо? Так-так, ну еще немного! Десять секунд, пять секунд, три, две, одна! Фу! Кажется, успели…
Может быть, это несколько утрированно, но что-то подобное происходит у нас, когда начинает поджимать время. А если в такой ситуации актер потерпит «фиаско»?
Так легко ли, на самом деле, снимать порно? А ведь это еще далеко не все проблемы, которые вас подстерегают на съемочной площадке, но об этом в следующий раз….

Добавить комментарий